Оболонь в дореволюционной прессе и в одном рассказе

Известно, что жилой массив на Оболони появился только в 70-х годах XX века. Однако и в предыдущие исторические периоды на ее заливных лугах происходило большое количество интересных и очень важных для Киева событий. Отсутствие постоянных поселений на оболонских землях, безусловно, не способствовало их упоминанию в документальных источниках прошлых веков. Но, несмотря на это, до нас дошли некоторые материалы, в которых повествуется о произошедших некогда здесь событиях. Среди таких источников – публикации в дореволюционной прессе Российской империи, а также выдержки из рассказа бывавшего на Оболони писателя Александра Куприна, которые приведены ниже.

На Оболонь — вплавь

«Лодки на перевозку обитателей Плоского участка и Оболони, в виду ожидавшегося сильного разлива Днепра, договорены городским управлением у Гинтова, предложившего на торгах 22 февраля низкую цену по 2 руб. за суточное пользование лодками по всякому требованию жителей, как для них, так и для их имущества, — днем и ночью».

Газета «Киевлянин», 24 февраля 1891 года

На Оболонь - вплавь

Затопленная Оболонь конца XIX века

Фото: etoretro.ru

Погоня на Печерске

«31 января у мирового судьи 9 участка обвинялся извозчик Константин Куренков. Кто-то из публики договаривал Куренкова свезти его с Печерска на Оболонь, тот меньше 40 коп. не хотел взять, между тем другой извозчик взялся отвезти за 30 коп. Видя, что тот отнял у него седока, Куренков пустился за ними в погоню и целый квартал осыпал коллегу упреками, приправляя их отборными нецензурными словами, пока седок не хватил его зонтиком. Мировой судья приговорил его к штрафу 15 руб., с заменой арестом на 3 дня».

Газета «Киевлянин», 1 февраля 1891 года

Погоня на Печерске

Киевские извозчики

Фото: fakty.ua

Киеву — новую гавань…

«Киеву — новую гавань. На днях в министерстве путей сообщения, рассматривался проект гавани у города Киева в заливе реки Днепра — Оболонь, составленный инженером Максимовичем. Инженерный совет нашел, что скорейшее осуществление гавани у города Киева вызвано надобностями как развивающегося судоходного промысла, так равно теснотой устройства киевской пристани. Поэтому выражено мнение, что предполагаемый в пользу города особый сбор с судов, также может быть увеличен, чтобы быть более выгодным в коммерческом отношении.

А до того была совершена закладка первой причальной тумбы, в которую была помещена металлическая доска в память о свершенном в Киеве торжестве. Вслед за тем официальные лица проследовали на землечерпальную машину «Днепровская-2».

Газета «Киевлянин», 5 сентября 1892 года

Киеву - новую гавань

Киево-Оболонская речная гавань

Фото: interesniy.kiev.ua

Александр Куприн – «Оболонское разорение»

— Где здесь Оболонь? — Спрашиваю я лодочника, после того как он, поплевав на руки и кинув быстрый взгляд на концы вёсел, лёгким движением опустил их на воду.

 — От же вона самисенька.

Мы плывем вдоль широкого канала, образованного двумя рядами невзрачных маленьких хатенок, едва выглядывающих из воды верхними углами окон. В этот канал впадают другие, менее широкие. Вода быстрая, почти коричневого цвета, на поверхности ее плавает солома, перья, щепки, пробка, бумага. Там и сям вдоль каналов снуют рыбачьи одновесельные плоскодонки с носами, торчащими высоко из воды. Если прибавить к этому яркий солнечный день, веселое небо и звонкую болтовню прекрасных оболонских рыбачек, то в общем получается впечатление маленькой Венеции.

Мы подъезжаем вплотную к одному потопленному домику. Я притягиваю руками лодку к оконной раме и заглядываю в неё. Вода наполняет комнату до подоконников; голые стены потрескались от сырости; развалившаяся печь зияет чёрной дымовой трубой; в воде среди всякого домашнего скарба плавает забытая впопыхах люлька.

— А что же, никому вода больших бед не наделала? — спрашиваю я.

— Нет. У нас уж как только вода начнёт прибывать, так все и знают: сейчас вещи на подводу складывают. Получат с участка квиток и едут в контрактовый.

Чем дальше подвигаемся мы, тем всё шире и шире становится канал, быстрее течение, чище и синее вода. Вот последняя дощатая крыша, едва поднимающаяся над водой, — и мы въезжаем в открытый разлив Днепра.

Какая ширь! Смотришь вперёд, влево, вправо и куда только хватает глаз, везде эта тёмно-синяя поверхность Днепра, вся точно кипящая мелкими, быстро несущимися волнами, а над нею чашею опрокинулось смеющееся небо.

Гребец мой бросает вёсла, чтобы отереть вспотевший лоб, и лодку плавно относит вниз по течению. В лицо мне дует крепкий порывистый ветер. Грудь дышит широко и привольно, глазам не хочется отрываться от этой мощной картины.

Газета «Жизнь и искусство», 1895 год

Оболонское разорение

Лодочник с пассажиром

Фото: myshared.ru

Источник всех публикаций - Interesniy.kiev.ua.

Теги: пресса, рассказ